Андрей Хрисоверг - Марку Эфесскому

(Отрывок)

АНДРЕЙ ХРИСОВЕРГ - (кон. XIV в., Родос - 1451, Фамагуста, Кипр), архиеп. Никосии (с 1447), апостольский легат Кипра, Родоса и Эгейского м., активный сторонник церковной унии. Детство и юность провел в К-поле, где вместе с братьями Феодором и Максимом Хрисовергом вступил в орден доминиканцев. Обучался и преподавал в Падуанском ун-те в Италии. В 1418 г. получил степень магистра теологии. Участвовал в различных дипломатических миссиях: 1418-1425 гг.- посланец в К-поле, 1426-1427 гг.- папский нунций при имп. Иоанне VIII и Патриархе Иосифе II, в 1428-1429 гг. находился с миссией в Польше и Литве. В 1429 г. А. Х. была предложена епископская кафедра в Сутри, но он отказался; 2 мая 1432 г. папа Евгений IV назначил его архиепископом Родоса; в 1447 г. переведен на кафедру Кипра. Принимал участие во многих церковных Соборах. На Констанцском Соборе (1414-1418) А. Х. переводил речь Киевского митр. Григория Цамблака о соединении Церквей. Участвовал в Базельском Соборе, 11 окт. 1438 г. на Ферраро-Флорентийском Соборе произнес вступительную речь. На заседаниях Собора вел полемику с визант. богословом митр. Эфесcким Марком Евгеником по вопросу о Filioque. А. Х. был среди подписавших с лат. стороны решение Собора 6 июля 1439 г. Много сделал для воссоединения Маронитской церкви со Святым Престолом.

Послание написано в форме диалога -

"АНДРЕЙ: ...Послушаем также как и в ином религиозном творении ты явно говоришь ложь. Именно, ты говоришь:
Знай же, что Соборное Определение лже-собора, особенно же, пустое новшество, как это и следовало, никем, отнюдь, не было принято. Но и те, которые заключали и подписали – ненавидимы всеми, как находящиеся под проклятиями и предатели Истины, и здесь никто еще с ними не сослужил. Бог же, все могущий, да домостроительствует то, что – на пользу и да исправит Церковь Свою, которую искупил Своею Кровию. Сохрани добрый залог Веры, совершенно отвращаясь от невежественных новшеств. Ефесский Марк».
Как осмеливаешься ты оный Собор именовать ложным и его Определение – пустым и новшеским?! Как могло быть ложным оное собрание знаменитейших и ученейших людей, на которое ради обсуждения Истины, так же как и на водительство Духа Святого, они отовсюду стеклись? которым председательствовал Римский Понтифик, восседал Император, присутствовал патриарх Иосиф, не отсутствовали ни местоблюстители прочих Патриархов, и многое множество митрополитов твоего народа прибыло по своей воле? Не буду говорить об отцах Западной Церкви, испытаннейших во всех науках и благочестии. Что же тогда не доставало бы этому собранию, чтобы не именовалось оно истинным и святым? – И по причине тебя – упрямейшего человека – и некоторых (иных), имущих только тень благомудрости, ибо и на всех оных (бывших) священных Соборах были также такие, которые являли себя бунтовщиками против Духа Святого. Таковы были: Арий, Македоний, Несторий, Диоскор и прочие оные ересеначальники, которые по своей воле отсекали себя от общего Соборного определения всех тех Отцов. Кроме того, оное Определение (Флорентийского Собора) не может быть названо пустым и новшеским, по той причине, что если открыть древние книги, Святые Отцы и Учители той и другой Церкви представили бы на середину то, что приводится для доказательства, как неопровержимые доводы, которые на тех весьма частых заседаниях Собора заставляли тебя молчать.
Впрочем, хотя тебе давались обширные возможности для того, чтобы ты представил что-либо, что имел против латинян или же опровергал их мнения, которые издавна были противны твоим, почему же ты не пожелал принять никакого предложения почетнейшего участия в диспутах?
ЕВГЕНИК: Я опасался, что если я буду постоянно спорить, меня просто убьют.
АНДРЕЙ: После того, как ты вместе с твоими прибыл в Италию, ты, отнюдь, не подвергся у латинян тому, что тебя приводило в такой страх. Наоборот, они показали к вам свое благоволение, гостеприимство, щедрость максимальной готовности и прочим служением человеколюбия они явили себя благочестивейшими и смиреннейшими. И так было, действительно, общим по отношению ко всем. Тебе же была оказана исключительная милость, за неблагодарность в отношении которой когда-нибудь Бог тебя достойно накажет.
ЕВГЕНИК: Я бы желал, чтобы ты мне сказал: в чем заключалась эта милость?
АНДРЕЙ: Ты помнишь, как после длительных диспутов, после того как Акт Унии был промульгирован и скреплен подписями, Римский Понтифик и Император сидели вместе и с величайшим благоволением и милостью увещевали тебя, чтобы ты отступил от твоего дьявольского упорства и (своею подписью) подтвердил Определение Собора.
ЕВГЕНИК: Прекрасно помню. Но что же я сделал такое, что ты считаешь меня достойным такого порицания?
АНДРЕЙ: Потому, что ты обещал отправиться в Константинополь, где, когда (новый) патриарх войдет в должность, ты согласишься с решением Собора и подпишешь. Но ты, подобно сыну того, который от начала не стоял в истине, возвратившись с священного оного собрания, убежал в Троянские крепости, будучи подобным тем (предателям) или, быть может, в своей неверности еще хуже их, и все эти области ты прилагал усилия обольстить твоими вреднейшими писаниями, утверждая, что латиняне приносят Богу мертвую жертву, что приседят тени Моисеевого закона, что не только веру, но и естество человеческое искажают (т. е., что латинское духовенство бреется А. А.), что у них не имеется ни алтаря, ни архиерейской кафедры, что, как подобные женщинам, они лишают свой облик мужеского достоинства, что допускают женщин при служении Таинства, что священной Трапезе, отнюдь, не оказывают уважения, что Флорентийский Собор издал пустое и новшеской веры Соборное Определение.
Вследствие всего этого ты был отвергнут и обвинен этим нашим собранием, хотя нашлись бы и иные мудрейшие Отцы, которые еще лучше и сильнее (чем это сделал я) опровергли бы эти твои ложнейшие клеветы.
«Итак, познай, Ефесянин, твои нечестивейшие заблуждения и не только покайся в своем грехе, но и через публичные заявления признай, что ты заблуждался, дабы восстановить в спасении сердца простодушных людей, которые ты обольстил своею ложью. И если ты, как один, не будешь довлеть для множества казней, однако, в вечном огне будешь мучиться вместе с прочими ересеначальниками».

Русский перевод взят из книги арх. Амвросия (Погодина) "Св. Марк Эфесский и Флорентийский Собор".