Профессор о. Болеслав Кумор, Люблинский Католический Университет

Российский конкордат от 3 августа 1847 г. и создание Тираспольской епархии

После кровавого подавления «листопадового» (ноябрьского) восстания 1832 г. на землях Речи Посполитой, несмотря на положительную для России и прискорбную для Польши энциклику папы Григория XVI «Cum primum» от 9 июня 1832 г. и призыв к царю Николаю I о снисходительном отношении, Россия с этого года начала широкомасштабную акцию уничтожения Католической Церкви и всего польского на так называемых «забранных землях».

Царские указы антикатолического и антипольского характера посыпались, как из «рога изобилия».

На основании указа от 19 июля 1832 г. ликвидировалось 202 католических монастыря, из которых были изгнаны 2140 монахов и монахинь. Указом от 25 июля того же года закрывались все католические и польские приходские школы на Волыни и Подолье; с тех пор ими должна была руководить исключительно Русская Православная Церковь.

Указ от 21 ноября того же года аннулировал все браки католическо-православные, благословленные католическим священником, а указом от 26 числа того же месяца в духовных семинариях устанавливал numerus clausus семинаристов, а в монастырях – новициев.

Указом от 21 апреля 1833 г. отменялись права презенты (предложения) и патроната, а указом от 1 января 1837 г. дела Греко-Католической Церкви были подчинены Православному Святейшему Синоду. Указом 15 мая 1839 г. ему была подчинена также Греко-Католическая Коллегия в Санкт-Петербурге. Указом от 25 июля 1839 г. Николай I окончательно ликвидировал Греко-Католическую Церковь в России и подчинил все ее бывшие приходы администрации Православной Церкви.

1482 храма, 1681 епархиальный священник, 768 монахов, 83 монахини и около 1 750 000 католиков византийского обряда были закованы в железные оковы православия. Храмы и их имущество были переданы Русской Православной Церкви.

Попытки униатов перейти в латинский обряд Католической Церкви указом от 28 ноября 1839 г. были осуждены терминами «отступники» и «предатели». Указом от 22 апреля 1834 г. царь Николай I основал в Варшаве православное епископство.

С 1840 г. запрограммированная акция уничтожения Католической Церкви усилилась. Указом от 21 марта 1840 г. царь Николай I конфисковал огромные земельные владения поляков, подозреваемых в участии в восстании и отдал их во владение русским.

Бракоразводные дела католиков указом от 17 апреля 1841 г. были переданы православным судам, а с 25 ноября того же года недвижимое имущество Католической Церкви в западных провинциях, на значительных территориях бывшей Речи Посполитой передавалось в государственную собственность.

Указ от 1 января 1843 г. отнял власть у епископов и подчинил все их распоряжения воле специально навязанных епископским консисториям секретарей, которые были русскими и православными, чужими в национальном и конфессиональном смысле. Без их письменного согласия распоряжения епископов не имели силы. 19 ноября 1843 г. царь подчинил духовные семинарии Духовной Императорской Академии в Санкт-Петербурге, а указом от 1 января 1842 г. ликвидировал еще 60 монастырей в России. Мера мучений и гонений дополнилась арестом и ссылкой в глубь России епископа Мерцели Гутковского (в 1842 г.). Так в течение 11 лет Католическая Церковь в России была изолирована от Апостольского престола и полностью подчинена Православной Церкви.

Папа Григорий XVI, ничего не достигший своим осуждением ноябрьского восстания, ощутил себя полностью обманутым российской политикой «наследственной лжи» и в аллокуции «Hoerentem diu», провозглашенной на собрании кардиналов 22 июля 1842 г., обвинил царя в отсутствии веротерпимости, в гонении и уничтожении Католической Церкви, в обмане и искажении фактов. К аллокуции Папа присоединил «Белую книгу», включившую в себя 90 документов с 1811 по 1842 гг., изданных Святым Престолом в защиту Католической Церкви в России и Царстве Польском.

Папская аллокуция и репрессивные меры России по отношению к Католической Церкви вызвали широкий отклик в Западной Европе. Чтобы сгладить негативную реакцию на репрессии, царь Николай I направился в Рим и 12 декабря 1845 г. был принят Папой Григорием XVI. Пользуясь случаем, Папа вручил царю меморандум о состоянии дел Католической Церкви в России. Он состоял из 22 пунктов и документально раскрывал антикатолические ограничения и ликвидации храмов, а также вдовствование в течение долгого времени обоих метрополий и многих епархий в Российской империи и Польском Царстве.

15 декабря того же года царь вручил Папе ответ, который «должен был доказать Святому Престолу чистоту и лояльность его намерений и суждений по отношению к Католической Церкви в его империи».

В последний день приема на аудиенции у Папы 17 декабря 1845 г., царь Николай I представил Папе декларацию о начале переговоров с Апостольским Престолом на тему будущего договора. В связи с этим кардинал, статс-секретарь Л.Ламбрускини, разработал обширное «Espositione» (31 декабря 1845 г.) дел и проблем, которые должны были стать предметом дипломатических переговоров между Святым Престолом и Россией, и переслал его канцлеру Российского Царства К.В.Нессельроде. «Espositione» касалось «основных прав России, которые противоречат дисциплине и божественным правам Католической Церкви». Там были собраны царские указы репрессивного характера и указы, ограничивающие свободный доступ Католической Церкви в России к Святому Престолу, указы антикатолические, ликвидирующие церковное имущество, ограничивающие юрисдикцию епископов и ликвидирующие большинство католических монастырей. Далее перечислялись указы, касающиеся супружества и католической семьи, свободного религиозного культа и исполнения евангельских советов. В общем, в предъявленном списке было собрано 40 указов антикатолического характера.

Дискуссии на тему будущего конкордата начались 1 января 1846 года и продолжались до 3 августа 1847 года, когда и был принят текст договора. Договор включал в себя 31 параграф, а также 12 параграфов «текстов несогласованных статей».

Кратко рассмотрим конкордат и «несогласованные статьи», чтобы впоследствии перейти к основной теме: основанию Тираспольской епархии.

Это был первый и последний договор – конкордат, заключенный с Россией. Касался он, в основном, «забранных земель» и косвенно дел Католической Церкви в Царстве Польском.

Иерархия Католической Церкви с тех пор должна была состоять из семи епархий в составе Могилевской метрополии. Новая епархия создавалась с центром в Тирасполе.

Епископы во все епархии в Империи и Царстве Польском должны были назначаться «на основании согласования между царем и Святым Престолом». Папа должен был канонически узаконивать номинатов. Святой Престол не согласился на формальное царское назначение католических епископов. Границы всех епархий в Российской Империи сильно изменились и совпадали с границами губерний.

В Царстве Польском границы епархий не изменились. Конкордат отменял царские указы, ограничивающие власть епископов в консисториях и духовных семинариях. С тех пор епископ являлся единственным судьей и администратором в церковных делах, «сохраняя зависимость от Святого престола». Все другие дела, «которые касаются дел совести, внутренних дел ..., дисциплины», должны были зависеть исключительно от епархиального епископа, как и назначение консисторских чиновников. Секретарем консистории отныне должен был быть человек, назначаемый епископом, а не государственными властями.

Расширилась власть епископов относительно духовных семинарий, их руководства, ratio studiorum, назначений профессоров и приема семинаристов. Духовная академия в Санкт-Петербурге подчинялась могилевскому митрополиту. Конкордат уточнял, что ее профессорами должны быть исключительно католики.

Вследствие конфискации государством церковных поместий права презенты и патроната отменялись. Епископы могли назначать настоятелей непосредственно «с разрешения правительства после предварительного экзамена и конкурса кандидатов», согласно предписаниям Тридентского Собора. Ремонт церквей общины должны были проводить за свой счет.

К конкордату был присоединен «Протокол несогласованных статей», ибо Конкордат являлся лишь только частичным компромиссом. Большое число предложений Святого Престола, хотя и дискутируемых, не было принято российским правительством. К этим вопросам относились: контакты со Святым Престолом «в делах совести и духовных», присутствие в консисториях епископских секретарей, назначенных правительством, церковные суды в делах супружеских и смешанных браков православно-католических, посредством отмены указа от 1832 г. Правительство предложило создание третьей судебной инстанции при митрополите могилевском в Санкт-Петербурге для «забранных земель и Царства Польского».

Протесты и предложения Святого Престола по делу монастырской жизни были отклонены российским правительством до «будущего согласования». Правительство не согласилось также вернуть Церкви земские поместья и не дозволило «обеспечить униатам свободу религиозных практик», по образу армян, как отклонило и возможность перехода из православия в католицизм, а также принесения присяги «на верность императору и его законам без оговорок».

К сожалению, этот конкордат никогда не был полностью реализован. Единственно, благодаря огромным усилиям коадьютора Могилевского митрополита, Игнатия Головинского, удалось произвести новое разграничение латинских епархий. С тех пор иерархию латинской Церкви в России составляли: архиепископство митрополии Могилевской, в состав которой вошли епархии: Виленская, Жмудская, Минская, Луцкая, Житомирская и созданная вновь Херсонская. Папа Пий IX буллой «Universalis Ecclesiae» от 1848 г. подтвердил реорганизацию латинской Церкви в России и издал соответствующее решение в этой области. Серьезным достижением являлось назначение епископов на вакантные места (6 епископов в России).

Начало католической церковной организации латинского обряда у Черного моря уходит корнями в первую половину XIV в., когда Папа Иоанн XXII буллой «Quam gaudiosa sit Deo» от 5 июля 1333 г. создал епископство в Херсоне, которое было титулярным и скоро исчезло.

Эти территории, завоеванные и, как Новая Россия, включенные в XVIII в. в Российскую Империю, были колонизированы в большей степени немцами-католиками.

В отчете Риму о состоянии архиепархии Могилевской, посланном 18 января 1789 г., митрополит Станислав Сестренцевич писал, что в 1778-1789 гг. на этих территориях возникли католические приходы в Херсоне, Кизляре, в Крыму (возможно в Севастополе), в Яссах в Молдавии, в Астрахани и Очакове, а также многочисленные часовни при общественных дорогах. Эти приходы латинского обряда обслуживали капуцины и доминиканцы, а также миссионеры св. Викентия де Поль. В информации от 18 апреля 1793 г. митрополит писал, что город Саратов окружают деревни почти исключительно католические – «sex pagi catholici cingunt Saratoviam», они обслуживались доминиканцами из монастыря Забелы в Белоруссии.

Первый проект создания новой епархии в Новой России предложил католический комитет в Санкт-Петербурге, а 8 августа 1846 г. это предложение утвердил царь Николай I. Уже 25 января следующего года это предложение вошло в инструкцию, разработанную канцлером Нессельроде и переданную правительственному полномочному представителю для переговоров со Святым Престолом графу Блудову, назначенному на этот пост 21 июля 1846 г. Поэтому на первой согласительной конференции он предложил этот проект Святому Престолу (информация от 19 ноября 1848 г.). Дело это было предметом рассмотрения почти на каждом заседании. 7 января 1847 г. обсуждалось новое разделение епархий в России. Было предложено, что новая Херсонская епархия «будет охватывать южные губернии Российской Империи, а значит Бессарабию, Новую Россию, Крым, Саратов и Кавказский край». Эта территория должна была быть отделена от Могилевской епархии и Каменецкой администратуры (Бессарабия). Столицей епархии должен был стать портовый город Херсон у Черного моря, а епархия должна иметь двух викарных епископов в Саратове и Тифлисе в Грузии.

На совместном заседании по делу конкордата (1 марта 1847 г.) был предложен список приходских церквей будущей Херсонской епархии, организация ее кафедрального капитула (препозит, трое каноников, трое мансионариев), а также создание духовной семинарии в Тифлисе для армян-католиков и для католиков латинского обряда в Херсоне. Согласно российской информации от 9 апреля 1847 г. в Грузии проживало только 2500 католиков латинского обряда, которых обслуживали семеро священников и 8731 армян-католиков в 29 приходах с 29 священниками этого обряда.

Было согласовано, что епископ херсонский получит жалование от государства наравне с епископом виленским и жмудским, значит 4480 золотых рублей, а капитул включит в себя два достоинства (препозит и архидиакон), трех каноников (теолог, пенитентиарий и кафедральный настоятель), а также трех мансионариев. Проектировалось открытие духовной семинарии на 15-25 семинаристов в Херсоне. Эти согласования вошли в конкордат от 3 августа 1847 г., и впоследствии в буллу Папы Пия IX «Universalis Ecclesiae».

Булла об основании Херсонской епархии решала, что «город Херсон у Черного моря, будучи столицей государственной провинции Херсонской, расположен в удобном и красивом месте, с большим числом жителей и удобным морским портом и многими великолепными строениями, справедливо назван красивейшим среди городов у этого моря, станет в будущем епископской столицей». Этой буллой и полнотой апостольской власти Папа «отнес к новой епархии провинции: Грузию, Бессарабию, а также губернии: Херсонскую, Екатеринославскую, Крымскую, Саратовскую и Астраханскую в их настоящих границах». Одновременно он основал в этой епархии два викариата (суфраганата) – Саратовский и Тифлисский. Легату, которым был назначен коадьютор могилевский Игнатий Головинский, повелевает избрать церковь в Херсоне в качестве епископской кафедры и установить кафедральный капитул в составе двух прелатур, четырех каноний основных (gremialis) и трех мансионарий, а также духовную семинарию.

Сразу после подписания конкордата Папа Пий IX апостольским посланием «Cum nobilis» от 10 августа 1847 г. уведомил царя Николая I о подписании конкордата Святым Престолом, а аллокуцией «Ubi primum» от 17 декабря того же года уведомил об этом кардинальскую коллегию и католический мир. 29 ноября 1848 г. царь Николай I уведомил сенат о создании католической епархии в Херсоне.

Папский посланник, епископ Игнатий Головинский, документом от 8 ноября 1850 г. ввел папскую буллу в исполнение. Затем он направился в Херсон, там консекрировал (освятил) кафедральный собор во имя святых Николая и Пия V и предназначил его для епископской кафедры.

По причине протестов православной иерархии против основания епископской столицы в Херсоне, российское правительство, уступая этим протестам, решило перенести столицу из Херсона в Тирасполь на Днестре (8 ноября 1852 г.). Вследствие этого Папа Пий IX, через статс-секретариат, декретом «Memor Sollicitudinis» от 26 августа 1852 г. перенес столицу епархии в Тирасполь и изменил ее название на «Тираспольская». Новая епархия была присоединена к Могилевской метрополии.

20 мая 1850 г. Папа Пий IX назначил первого епископа епархии в Херсоне (Тирасполе) о.Фердинанда Гелануса Кана, доминиканца, немца, уроженца Галиции. Он родился 17 августа 1788, рукоположен во священники 13 марта 1815 г. В доминиканский орден поступил в Забелах в Белоруссии 24 апреля 1809 г., в 1822-1831 гг. был настоятелем в приходе немецких католиков в Таллинне в Эстонии, а потом исполнял обязанности приора в доминиканском монастыре в Риге. Епископскую хиротонию принял 29 октября 1850 г. (старого стиля) в Санкт-Петербурге из рук митрополита могилевского Казимира Дмоховского. Этот 62-летний епископ должен был стать организатором Тираспольской епархии.

Первоначально он обосновался в Одессе и издал там «Ordo divini officii Sacrique peragendi a clero Dioecesis Tiraspolensis», к которому присоединил первый краткий каталог - «Епархиальный схематизм». Покровителем епархии стал св. Климент Римский, Папа и мученик, так как он в начале II в. принял мученическую смерть на территории епархии. Оба викариата еще пустовали. Не был еще организован кафедральный капитул (но были почетные каноники) и духовная семинария. Епископская резиденция и кафедра находились в Одессе. Кафедральный собор был назван во имя Успения Пресвятой Девы Марии, а настоятелем кафедрального прихода являлся священник Ежи Безутович «vices gerentes prepositi» в возрасте 41 года от роду и 15 лет священства. Были там и 4 капеллании: для поляков – священник Петр Контонович, для французов – священник Франциск Салезий Конуский, кандидат богословия, для итальянцев – священник Франциск Ханнумов и для немцев – священник Леопольд Бориа, исполнявший одновременно обязанности настоятеля. Священник Франциск Желеховский, магистр богословия и законоучитель в местной гимназии и лицее, являлся цензором польских проповедей. Согласно этому каталогу, вся епархия разделялась на 4 визитаторства-деканата. В Херсонском деканате было 27 приходов, 13 филиалов-часовен, 3 прихода армянского обряда, 4 латинские прихода были без настоятелей, там работало 31 священник латинского обряда, 6 - армянского обряда, было 44 972 верующих (отсутствуют сведения из 4 приходов) латинского обряда и 11 340 армянского обряда.

Деканат-визитаторство в Саратове насчитывал 14 приходов, 18 филиалов-часовен, приходов армянского обряда не было. Во всех 14 приходах было 14 священников, исключительно поляков. Самый большой приход – во имя Рождества Девы Марии в Каменке насчитывал 5 758 прихожан, самый маленький – в Саратове , во имя св. Франциска Ксаверия - 537 верующих. Всего деканат насчитывал 42 111 верующих.

Кавказский деканат включал в себя 16 приходов латинского обряда, 1 приход халдейского обряда, часовен-филиалов не было, 18 священников латинского обряда (1 приход без священника и один халдейского обряда). Все священники (за исключением халдейского обряда) были поляки. Наиболее многочисленным приходом был приход Темир-Хан-Шура во имя св. Станислава, епископа и мученика – 3 111 верующих, самым маленьким – Моздок – 146 верующих. У 4 приходов отсутствуют данные по числу верующих. Весь деканат насчитывал 22 400 верующих.

Четвертый и последний деканат – визитаторство Закавказья, состоял из 30 исключительно армянских приходов с 40 священниками. Число армян-католиков этого деканата не указывается.

Вся епархия насчитывала 57 приходов, 31 филиалов-часовень латинского обряда, 33 прихода армянского обряда, 1 халдейского обряда, 63 священника латинского обряда, 43 – армянского, 1 - халдейского, около 120 000 верующих латинского обряда. На все посты визитаторов-деканов были назначены польские священники.

Визитатором в Новой России был священник Ян Щит, доктор богословия и философии, прелат–хранитель капитула Могилевской митрополии, сосланный туда российскими властями.

Кроме него визитатором на этих и в Бессарабии был священник Ежи Базутович, магистр теологии, почетный каноник тираспольский, цензор польских проповедей и член агрономического общества. Визитатором-деканом католических церквей на Кавказе был священник Максимилиан Орловский, магистр богословия, почетный каноник тираспольский и цензор польских проповедей.

Визитатором-деканом губерний в Саратове и Самаре был священник Викентий Снарский, почетный каноник тираспольский, цензор проповедей. Там же был также визитатором священник Франциск Старевич, магистр богословия, главный военный капеллан на Кавказе. Эти же обязанности в отношении армян-католиков исполнял архимандрит Павел Сцягулов, генеральный викарий для армян Закавказья. Епархию составляли католики двух обрядов – латинского и армянского, в национальном отношении это были в основном поляки, немцы и армяне.

Еще епископ Ф.Кан (1850-1864) избрал Саратов для резиденции, хотя там был только скромный католический приход св. Франциска Ксаверия, насчитывавший в 1854 г. всего 637 человек. Там тираспольские епископы оставались вплоть до 1917 г., когда число верующих достигло 8 159 человек. В том же году епископ И. Кесслер перенес резиденцию в Одессу. В 1914 г. епархия насчитывала 11 деканатов, 100 приходов, 179 священников и 350 000 верующих латинского обряда, а также 50 приходов, 75 священников и 40 000 верующих армянского обряда. В 1917 году в епархии было также 11 деканатов, 137 приходов, 58 филиалов-часовен и 391 508 верующих латинского обряда. Самый большой по числу прихожан был приход Успения Девы Марии в Одессе, насчитывавший 14 968 католиков.