Анастасия Паламарчук

Сигрид, дочь Ингвальда

Имя норвежской писательницы, лауреата Нобелевской премии Сигрид Унсет (1882 –1949) хорошо известно российскому читателю по переводам ее романов «Кристин, дочь Лавранса», «Олав, сын Аудуна», «Йенни» и др. Менее известен факт, что Унсет приняла католицизм и была религиозным писателем (ее перу принадлежит диссертация о св. Екатерине Сиенской, очерки о Церкви, монашестве, биографии норвежских святых). Но еще менее известен факт, что Сигрид Унсет – она же сестра Олаве – была доминиканским терциарием.

Формально семья родителей Унсет принадлежала к Лютеранской Церкви, конфессии, являющейся в Норвегии государственной. Сигрид и две ее младших сестры были, как и положено, крещены и, в соответствии с общественными нормами посещали воскресные службы. В остальном же воспитание, данное родителями-агностиками, было полностью светским. Обращение настигло Сигрид много лет спустя, когда ей исполнилось сорок. Однако писательница, к тому времени известная не только в Норвегии, но и за рубежом, не осталась в лоне конфессии, к которой принадлежала по крещению. В 1923 г. она попросила о. Кьелструпа, одного из немногих служивших в Норвегии католических священников, о присоединении к Церкви.

Наследница викингов, Унсет не испугалась самого трудного пути обретения себя. Первая сложность, препятствовавшая присоединению к Католической церкви, была связана с последствиями ее распавшегося брака. Вторая трудность была чисто технической: пройти подготовку к переходу было не так-то просто. Как пишет биограф Унсет,

«В мае 1923 г. она начала занятия. Каждый второй четверг она ездила на поезде из Лиллехаммера в Христианию, оставалась в городе, чтобы в пятницу утром присутствовать на Мессе, а затем – на уроке о. Кьелструпа. На следующий день – домой. Пять часов в один конец».

Третье препятствие таило в себе общественное мнение. Обращение Сигрид Унсет в католицизм для практически полностью лютеранской страны с сильными антикатолическими настроениями с одной стороны, и усилившимся после Первой мировой войны антирелигиозным движением – с другой – это была не просто сенсация, а самый настоящий скандал! Смена конфессии приравнивалась в глазах общества к вероотступничеству и предательству национальных традиций. Еще много лет Унсет будет вынуждена участвовать в разного рода публичных спорах, защищая свою собственную веру и достоинство малого стада норвежских католиков.

В 1924 г. Унсет, несмотря на все препятствия, была принята в общение Католической Церкви.

О. Карл Кьелструп, священник, принимавший Сигрид в общение, и сам некогда обратившийся лютеранин, был членом Третьего Ордена святого Доминика. Поэтому в дальнейшем христианская жизнь его духовной дочери была тесно связана с харизмой Ордена Проповедников, а 7 марта 1928 г., в праздник св. Фомы Аквинского (по дореформенному календарю) уже другой священник, о. Бешо Лутц принял у Сигрид Унсет обещания жить согласно уставу Третьего Ордена св. Доминика (без принадлежности к какой-либо общине). В качестве своего имени в Ордене она взяла имя Олаве – в честь святого Олава – короля Норвегии.

Злые языки говорили, что Унсет пытается жить жизнью монахини, но это было вовсе не так. Она продолжала заботиться о дочери, писать, выступать перед людьми, заниматься благотворительностью (например, помогать в приюте для обездоленных в г. Хамаре).

Через несколько месяцев после принятия в Орден Сигрид Унсет была присуждена Нобелевская премия по литературе за 1928 г. Она стала одним из трех доминиканцев – мирян, удостоившихся этой самой престижной мировой награды. (Двое других – это Карлос Сааведра Ламос (1936, Нобелевская премия мира) и Альберто Уссай (1947 г., Нобелевская премия в области медицины. В 1958 г. Нобелевской премии мира был удостоен доминиканец о. Доминик Пир).

Деньги, полученные вместе с премией, Унсет отдала на благотворительные цели: 80 000 крон – на стипендии для одаренных детей, 15 000 – на поддержку молодых норвежских писателей, и 60 000 – на создание школ для детей из бедных католических семей Норвегии.

Как часто повторяла Унсет вслед за св. Жаном-Мари Вианнеем, «чтобы оживить город, нужно, во-первых, не сомневаться в силе ежедневной молитвы - розария или любой другой. Ну, и во-вторых, понадобится немного благодати».

Благодарим за предоставленную информацию и фото доминиканцев-мирян из Осло: http://legdominikaner.wordpress.com/
_____________________________________
Источник: Сайт Братья Доминиканцы. Орден Проповедников в России (http://www.praedicatores.ru/)