Перейти к содержимому

IP.Board Style© Fisana
 

Что мы теряем, когда жертвуем наукой?


  • Вы не можете ответить в тему
В этой теме нет ответов

#1 Neta

    Завсегдатай

  • Капитул
  • 25 610 сообщений
  • Городюжный
  • Вероисповед.:католичество

Отправлено 2 недель назад

Изображение

Что мы теряем, когда жертвуем наукой?

Почти все основатели современной науки были глубоко религиозными людьми

Современная наука – это дитя схоластической традиции, которое было выпестовано в средневековых церковных университетах. Почти все основатели современной науки были глубоко религиозными людьми, многие из них были священниками или монахами. Эпоху Высокого Средневековья представляют такие деятели как Альберт Великий, Роберт Гроссетест, Роджер Бэкон, Жан Буридан, Николай Орем и Николай Кузанский.

Коперник был каноником и другом церкви, Кеплер и Ньютон были набожными протестантами. Даже сам Галилей до конца оставался верным католиком (две его дочери были монахинями). Он писал превосходные теологические тексты и был бы потрясен, если бы кто-то использовал науку в качестве аргумента в пользу атеизма. Даже во время судебных разбирательств, выпавших на долю Галилея, которые, безусловно, были наихудшей точкой в отношениях между Церковью и наукой, главный богослов Церкви того времени иезуит Роберт Беллармин признал, что если наука когда-нибудь продемонстрирует поведение (например, движение Земли), противоречащее простому чтению Библии, то «следует с большой осторожностью подходить к объяснению мест Писания, которые кажутся противоречащими [новым открытиям], и скорее говорить, что мы их не понимаем, чем утверждать, что то, что было продемонстрировано, является ошибкой».

Краткий обзор старейших научных журналов, таких как Philosophical Transactions Лондонского королевского общества или Comptes Rendus Французской академии наук, показывает, что многие авторы научных работ в эпоху Просвещения и вплоть до XIX века были людьми Церкви. В отличие от большинства людей их эпохи, у них было образование, свободное время и склонность к изучению природы.

Религия говорит нам, Кто создал Вселенную. Наука просто говорит нам, как Он это сделал. Этот принцип настолько очевиден и настолько укоренен в христианской традиции, что возникает вопрос: почему небольшое, но страстное меньшинство так вызывающе нападает на науку даже перед лицом огненной бури оппозиции, которую они навлекают на себя со стороны интеллектуальной элиты?

Наверняка часть проблемы заключается в том, что они имеют ложное представление о науке, думая, что она просто состоит из не подлежащих сомнению «доказанных фактов» (которые нужно заучить перед выпускным экзаменом). Точно так же, однако, некоторые ученые столь же невежественны в религии, думая, что она представляет собой не более, чем просто набор цитат из Библии (которые нужно выучить наизусть перед следующим уроком воскресной школы), и в которых ни в коем случае нельзя сомневаться.

Но сомнения не чужды вере – если бы не было сомнений, не нужна была бы и вера! И если бы у науки уже были ответы на все вопросы, не было бы причин продолжать заниматься наукой.

Многие из этих предубеждений можно проследить до антикатолических популярных писателей XIX века. Они хотели использовать, по их предположению, достоверные данные науки для того, чтобы высмеять Церковь, которая, по их мнению, была неразрывно связана с буквальным толкованием Священного Писания. Но чем яростнее ученые спорили с фундаменталистами, высмеивая их убеждения и оскорбляя их разум, тем больше фундаменталисты утверждались в том, чтобы видеть в науке своего врага.

Более глубокая проблема сегодня имеет культурный характер. Мусор, который заполняет наши кинотеатры и телеэкраны, и ежедневные ужасы в новостях, кажется, отражают вышедшую из под контроля культуру, которая потеряла связь с базовыми общепринятыми представлениями о морали. Многим это кажется прямым следствием безбожного материализма, характерного для детерминистской науки, процветавшей в XIX веке.
Астрономия, которая в состоянии с точностью до секунды описать движение планет, когда-то была символом безбожной механистической науки. Конечно, это был наивный взгляд на природу, как показала современная физика. Во всяком случае, физика сейчас больше напоминает своего рода мистицизм, по крайней мере, в популярном представлении. Но биология, которая пытается описать гораздо более сложную систему, чем любой набор планетарных орбит, до сих пор не имела ни того успеха, который имела физика XIX века в описании своих явлений, ни того урока скромности, который физика XX века имела при достижении пределов чисто механистического мировоззрения.


Именно потому, что биология все еще столь неполна, изучение жизни подвержено заблуждению «Бога белых пятен». Может возникнуть соблазн поверить в Бога, который сверхъестественным образом позаботится обо всем, что биохимия не может объяснить (пока). Или можно наивно верить в детерминистскую физику, будучи уверенным, что она всегда сможет точно объяснить все явления (рано или поздно).

Немного больше смирения со стороны нас, ученых, определенно не повредит. Почему бы нам не извлечь уроки из наших прошлых ошибок высокомерия? Биологии нужна этическая основа религии, если она хочет избежать потенциального Чернобыля в области генной инженерии. И как показывает история, придет время (хотя мы не знаем ни дня, ни часа, ни того, кто получит за это Нобелевскую премию), когда молекулярная биология упрется в пределы своего нынешнего механистического мировоззрения. Тем не менее, только продвигая биологию все дальше и дальше, мы в конечном итоге найдем эти пределы. Исследования в области эволюции в конечном итоге расскажут нам больше о том, как Бог действует в этом мире.

Но фундаменталисты также должны осознать тот факт, что их стремление подавить науку основано в конечном счете на недостатке веры. Цитируя св. Иоанна Павла II, писавшего об эволюции, «истина не может противоречить истине». Если ты веришь в Божью истину, то не будешь бояться того, что может открыть наука, и не примешь ошибочно сегодняшнюю науку как последнюю и окончательную истину.

Как мы увидели, наука – дитя Церкви. Подобно Аврааму, предлагавшему пожертвовать своим сыном Исааком, фундаменталисты готовы возложить это дитя – вместе со своей интеллектуальной репутацией, образованием своих детей, будущими плодами науки – на алтарь своей «веры». Это желание отдать все Богу достойно восхищения. Но есть ли у них вера Авраама, чтобы услышать Божий ответ: «Не поднимай руки твоей на отрока»?

Гай Консольманьо SJ

Источник: "Иезуиты"

Благовест-Инфо
Святая Месса (Missa), потому что литургия, в которой совершается тайна спасения, заканчивается тем, что верующие посылаются с миссией (missio) исполнения воли Божией в их ежедневной жизни. (ККЦ)





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных